Биография Ш.Х. Чанбарисова

Из автобиографии Ш.Х. Чанбарисова: «Родился 9 (22) мая 1916 года в бедной крестьянской семье в деревне Буздяк Буздякской волости Уфимской губернии. Отец мой, имея некоторое образование, в первые годы работал председателем сельского Совета, а затем в Волисполкоме. Однако, появившаяся тяга к спиртному помешала ему совершенствоваться на советской работе. Она же нередко нарушала мир и согласие в семье, омрачала наше детство. Основную тяжесть по содержанию и воспитанию детей несла на своих плечах мать – простая женщина, не имевшая никакого образования, но большая труженица…».
 
После окончания начальной школы в 1929 году он поступил учиться в школу колхозной молодежи в соседней деревне Ново-Кулево, которую окончил в 1932 году. Двумя годами раньше вступил в комсомол (до этого был пионером), избирался секретарем ячейки ВЛКСМ. После окончания ШКМ был назначен инструктором Буздякского райкома ВЛКСМ, фактически исполнял обязанности секретаря райкома.
 
Из автобиографии: «Даже короткий период работы в РК ВЛКСМ обогатил меня ценным запасом жизненных наблюдений и сознанием острейшей необходимости продолжения учебы. С 1 сентября мне посчастливилось по направлению РОНО поступить учиться на подготовительные курсы при Башкирском педиституте, функционировавшие на правах рабочего факультета, но лишь с одногодичным сроком обучения».
 
Право поступать рабочим и крестьянам в любое высшее учебное заведение без документов о среднем образовании было предоставлено декретом Совнаркома еще в 1919 году. Однако уровень общеобразовательной подготовки большинства таких студентов оказался недостаточным для продолжения обучения. Для ликвидации этого разрыва и были созданы рабфаки (рабочие факультеты), представляющие собой общеобразовательные учебные заведения для подготовки в вузы рабочих и крестьян, не имевших ранее возможности получить полное среднее образование. Их создание было тесно связано с регулированием приема в вузы по классовому принципу и задачами формирования интеллигенции из рабочих и крестьян.
 
Из автобиографии: «… После окончания курсов был зачислен в число студентов исторического факультета пединститута. Почти на протяжении всего периода обучения в институте избирался в состав бюро ячейки или комитета ВЛКСМ, секретарем комсомольской ячейки факультета. Избыток юношеской энергии позволял также совмещать учебу с работой, в том числе и в вечерней школе. Институт окончил в 1937 году. Решением Государственной Экзаменационной комиссии был удостоен диплома с отличием. В соответствии с полученной квалификацией преподавателя средней школы распределился в уфимскую среднюю школу №10. Вскоре выдвинули заведующим РОНО. Но работать пришлось не долго – в декабре того же года призвали на действительную военную службу в Красную Армию».
 
Срочную службу в Красной Армии он проходил на Дальнем Востоке в команде одногодичников 92-ой Краснознаменной дивизии. В январе 1939 года в звании младшего лейтенанта Ш.Х. Чанбарисов был демобилизован и возвратился в Уфу, где стал работать в БГПИ сначала заведующим кабинетом марксизма-ленинизма, а с августа того же года старшим преподавателем одноименной кафедры. В конце ноября 1939 года с целью захвата Карельского перешейка была развязана советско-финская война. Наступление Красной Армии было приостановлено на «линии Маннергейма», которую с большими потерями удалось прорвать лишь в феврале 1940 года. После этого Красная Армия быстро вышла к Выборгу и уже в марте в Москве был подписан мирный договор, по которому Карельский перешеек и ряд территорий отошел к СССР.
В январе 1940 года, в самый разгар «зимней войны» и развернувшейся тотальной мобилизации вооруженных сил Ш.Х. Чанбарисов был вторично призван в Красную Армию и направлен в военное училище города Златоуст, в стенах которого до декабря 1941 года преподавал историю ВКП(б). Здесь же в июне 1940 года политотделом Златоустовского военного училища он был принят в члены ВКП(б).
 
Из автобиографии: «… В декабре 1941 года был назначен комиссаром отдельного стрелкового батальона вновь сформировавшейся 133-ей стрелковой бригады. В мае 1942 года бригады прибыла на Северо-западный фронт и вскоре вступила в бой…».
 
В октябре 1942 года Ш.Х. Чанбарисов уже заместитель командира полка по политчасти 384 стрелковой дивизии 276 стрелкового полка, а в декабре 1942 – октябре 1943 года в той же должности в 170 стрелковой дивизии 391 стрелкового полка, сражавшегося на Северо-Западном и Центральном фронтах.
Служба Ш.Х. Чанбарисова в действующей армии прерывалась всего один раз: с декабря 1943 по июнь 1944 года он был слушателем Высших курсов по усовершенствованию политсостава Красной Армии. После их окончания Ш.Х. Чанбарисов, отказавшись от открывшейся для него военной карьеры, предпочел вернуться на фронт в действующую армию. Он становится заместителем командира полка, действовавшего на 3-ем Белорусском фронте, а после победы над Германией переброшенного на Дальний Восток и вплоть до окончания войны с милитаристской Японией входившего в состав 1-ой Дальневосточной армии.
 
За время войны Ш.Х. Чанбарисов был награжден 2 орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, Орденом Александра Невского и 3 медалями (За взятие Кенигсберга, За победу над Германией, За победу над Японией).
Первый орден боевого «Красного знамени» «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками» Ш.Х. Чанбарисов получил в сентябре 1942 года при следующих обстоятельствах. В ходе наступательных действий под Ново-Рамушевым продвинувшиеся вперед два батальона 133-ей стрелковой бригады и один соседний 151-ой оказались отрезанными от остальной массы войск. Руководство боевыми действиями поставило перед ними задачу удержать захваченные позиции, отвлекая тем самым на себя крупные вражеские силы. Руководство боевыми действиями окруженных батальонов было приказано осуществлять капитану Ф.В. Смекалину, а комиссаром был назначен Ш.Х. Чанбарисов. Так, не успев приобрести достаточного опыта ведения боев в обычной фронтовой обстановке, лишь незадолго до этого сформированные батальоны оказались перед суровой необходимостью ведения беев в тяжелых условиях вражеского окружения.
Ш.Х. Чанбарисов в силу невозможности в указанных условиях пользоваться кодами, предложил осуществить связь с командованием бригады… на татарском языке, который для фашистов оказался не поддавшимся никакой расшифровке. В ходе двухнедельных боев окруженные батальоны, получая с воздуха по своей корректировке минимальное число самых необходимых боеприпасов и по несколько мешков сухарей (в иные дни приходилось по сухарю на человека), с честью выполнили поставленную задачу, а затем в соответствии с полученным приказом вывести подразделения из окружения. О действиях Ф.В. Смекалина и Ш.Х. Чанбарисова на своеобразной «Малой Земле» немало было тогда написано во фронтовой прессе. О них высоко отозвались в своих воспоминаниях командующий войсками Северо-Западного фронта генерал армии П.А. Курочкин, начальник политуправления фронтом генерал-лейтенант Д.А. Окороков, начальник политотдела бригады полковник Н.Б. Ивушкин. Сразу же после боев татарский писатель Г.Б. Баширов опубликовал о Ш.Х. Чанбарисове очерк «Комиссар», который впоследствии неоднократно переиздавался.
Этот первый орден боевого «Красного знамени», полученный Ш.Х. Чанбарисовым в тяжелые для 42-ой армии дни, был ему особенно дорог: тогда чаще всего тех, кто попадал в окружение и смог выбраться из него, ждали не награды, а пристрастные допросы и проверки, часто заканчивающиеся репрессиями.
 
В ноябре 1942 года командованием 11 армии Ш.Х. Чанбарисов был переведен заместителем командира стрелкового полка по политчасти. В этой должности он участвовал в боях по ликвидации Демянского котла, а затем на Курской дуге и в последующих наступательных боях по освобождению Украины. За эти бои командованием 48-ой армии Ш.Х. Чанбарисов был награжден вторым орденом боевого «Красного знамени».
 
После окончания обучения на Высших курсах усовершенствования политсостава Красной Армии (с осени 1943 по июль 1944 года) Ш.Х. Чанбарисов в качестве заместителя командира полка участвовал в освобождении Литвы, в разгроме гитлеровских войск в Восточной Пруссии, в том числе под Кенигсбергом. Его вклад в успехи полка в ходе боев в Восточной Пруссии был отмечен орденом «Отечественной войны» I степени.
 
День победы над Германией Ш.Х. Чанбарисов встретил в эшелоне под Москвой: 63-ий стрелковый дивизион 291 стрелкового полка, действовавшего на 3-ем Белорусском фронте, где он служил заместителем командира полка по политчасти, перебрасывался на Дальний Восток, он вошел в состав 1-ой Дальневосточной армии.
 
Вот при каких необычных обстоятельствах в конце сентября 1945 года Ш.Х. Чанбарисов получил орден Александра Невского. В статусе ордена говорится, что им награждаются только офицеры «за личную отвагу, мужество, храбрость, умелое руководство боевыми действиями, в результате которых был нанесен большой урон противнику». В полку, в котором служил Ш.Х. Чанбарисов, в ходе успешного наступления сильно задерживался подвоз боеприпасов, а в тылу, значительно продвинувшегося вперед подразделения оставалось значительное число фанатически настроенных японских смертников. Тогда командир и замполит осуществили дерзкий, но хорошо продуманный план: воины выехали за боеприпасами на 12 трофейных машинах с японскими номерными знаками. В темноте они смогли проскочить цепи японских солдат, одни из которых приняли колонну машин за свою и не препятствовали подвозу боеприпасов, а другие, более бдительные, были попросту уничтожены.
 
Приведем еще один эпизод, породивший в войсках целую серию различных сюжетов о подвигах замполита Ш.Х. Чанбарисова. В конце августа 1945 года от очередного «языка» стало известно, что в 20 км находится японский батальон, солдаты которого, после атомных взрывов над Хиросимой и Нагасаки полностью убедились в бессмысленности дальнейшего проведения боевых действий и для сохранения своей жизни были готовы сдаться в плен, если к ним приедет советский офицер. Именно им и стал Ш.Х. Чанбарисов, ночью выехавший в расположение японцев: под утро доблестные самураи оказались в расположении нашего полка.
 
Подполковник Ш.Х. Чанбарисов вместе с 63-ей стрелковой дивизией находился в Манчжурии в городе Гирине до ноября 1945 года. В августе следующего года по состоянию здоровья он ушел в отставку и вернулся на преподавательскую работу в Башкирский пединститут. Проработав на кафедре марксизма-ленинизма два года, в сентябре 1948 года по направлению Обкома партии он поступил в Академию Общественных наук при ЦК ВКП(б), которую окончил в 1951 году с защитой кандидатской диссертации. Научным руководителем его диссертации «Борьба партии большевиков за укрепление Советов в период коллективизации сельского хозяйства (1929-1932)» был профессор Б.Н. Поно-марев3, впоследствии академик АН СССР, крупный деятель коммунистической партии. Приведем фрагмент отзыва Б.Н. Пономарева о диссертационной работе его аспиранта:
 
«… Тов. Чанбарисов проявил колоссальную работоспособность, сумел собрать большой фактический материал о роли Советов в деревне в конкретных исторических условиях, когда осуществлялся первый в истории человеческого общества переход многомиллионных масс трудового крестьянства в СССР на путь социализма: нет книг, статей и брошюр, в которых хотя бы в какой-то степени были систематизированы эти материалы. Наряду с печатными источниками тов. Чанбарисов привлек к обсуждению вопроса большое количество архивных документов…
Диссертация написана на высоком теоретическом уровне, удовлетворяет всем требованиям к кандидатским диссертациям, а тов. Чанбарисов вполне заслуживает присуждение ученой степени кандидата исторических наук».
 
Летом 1951 года Ш.Х. Чанбарисов был направлен в распоряжение Башкирского обкома ВКП(б) для использования на вузовской работе. Один год он проработал в БГПИ заведующим кафедрой марксизма-ленинизма, а в октябре 1952 года был назначен заведующим отделом школ Башкирского крайкома партии. Однако, уже летом следующего года после упразднения системы крайкомов, вернулся в Башкирский пединститут и в декабре 1953 года был назначен его директором. Еще через три с половиной года Ш.Х. Чанбарисов становится первым ректором Башкирского государственного университета, созданного на базе БГПИ постановлением Совета министров СССР №879 от 20 июля 1957 года и ставшего 37 по счету университетом в стране.
 
Чанбарисов руководил вузом более четверти века, до июля 1981 года. Шайхулла Хабибуллович умер в Уфе 4 октября 1996 года.
 
Из книги доцента БашГУ Ю.В Ергина "Портреты: Деятели народного образования Башкирии"